3667 роликов | 828 пользователей
Войдите, если уже зарегистрированы
Забыли пароль?

Пленник Лил

    Наши фантазии с любимой женщиной моей.

       Хочу опустить подробности своей автобиографии, дабы не обременять сознание читателя и перейти сразу к изложению случая, который приключился со мной не столь давно.
   Это была международная конференция, связанная с темой социальных наук, которая проходила в городе Прага. Перелёт из Нью-Йорка занял около девяти часов и достаточным образом утомил меня. Добравшись до пункта назначения, я заселился в один из забронированных номеров местной гостиницы, принял душ и отправился отдыхать перед завтрашним утренним мероприятием.
   Народа было совсем не мало, отовсюду доносились локальные беседы на различных языках, которые сливались в один речевой гул неразборчивого переплетения фраз. Это нисколько не раздражало, а скорее привносило момент межнациональной сплочённости. Уже в зале Charles University , я достал диктофон и поставил на запись, конспектировать в ручную особого желания не было, да и основная цель визита состояла немного в другом.  Начиная скучать от докладов участников, спустя какое-то время я достал свой мобильник и принялся гулять по социальным сетям, в которых был зарегистрирован. В микрофон объявили выступление представительницы со стороны Франции Lily Fontaine, и я лениво оторвал свой взгляд от дисплея телефона ради приличия, но уже не смог вернуть его обратно. Она была потрясающая, светловолосая стройная красотка, в деловом костюме. Я обратил внимание, как мужская половина зала начала с интересом слушать её доклад, и вряд ли он был нам интересен, мы на неё просто пялились.
   Я постоянно старался наблюдать за ней, но в итоге упустил из виду, собрание закончилось и мы созвонились с Мартином, который должен был передать посылку моему боссу. Завершив все дела, я поехал обратно в свой номер, подремать перед вечерним вылетом. Ворочался около получаса, шум в голове, мысли какие-то дурные. Нет, думаю, так не уснуть. Нужно спуститься в бар и принять для доброго покоя порцию вискаря. Накинув рубашку и штаны, я спустился на первый этаж в ресторанную зону. Два по пятьдесят и сигарета, спиртное тёплым облаком разливалось внутри. Привет, ты из штатов?- раздался красивый голос с акцентом позади меня. Это была она, Лили Фонтэн, та самая умопомрачительная докладчица. Да, ага, вы прекрасно выступили, может виски немного?- растерянно предложил я.
-Нет, спасибо, но я за рулём.
-Так вы же из Франции…
-Здесь всего-то около тысячи километров, я приехала на своей и живу здесь уже полгода, мне нравиться разнообразие, другая жизнь, иные лица.
-Здорово, я бы так не смог, взять, распрощавшись с друзьями, да и свалить в незнакомый город.
-Просто не было предпосылок для этого.
-Ну, может быть, а я повторю с вашего позволения, за знакомство, да, моё имя Джек Льюис…
    Она игриво улыбалась, сидя рядом и попивая манговый фреш. В свою очередь, я повторял дринки снова и снова, уже не для отправки в царство Морфея, а ради само раскрепощения… Может быть я и позволил лишнего в таком состоянии, приглашая эту сказочную девушку к себе в номер, но по другому поступить, было никак нельзя. Ведь лучше сделать и обжечься, чем не делать и думать постоянно о предстоящем ожоге.
   А поехали ко мне, уверенно ответила Лил, я не люблю эти гостиничные номера, от них разит прежними посетителями, слишком частая смена проживающего, это как комната шлюха. Я заржал над её метафорическими сравнениями, и сквозь смех кивнул, что едем, конечно.
    Мы летели по улицам Праги на её огненно красном кабриолете, слушали музыку и курили. Я завидовал самому себе, но алкоголь яро хозяйствовал внутри меня, и приходилось рассчитывать на дело случая при возможности совокупления.
   Домик был исполнен в лучших коттеджных традициях, два этажа, гараж, и огромный летний сад с беседкой и прочими удобствами, мы поднялись в спальню Лили, и она открыла бутылку чинзано. Ты же мешать не будешь с вискарём, спросила она, или выпьешь. Я, не разбираясь в мыслях, ответил, что мне всё равно, и замахнул добрый бокал напитка. Мы снова закурили, пара затяжек и я начал ловить вертолёты, мой мозг поплыл мимо моей головы, а веки налились свинцом. Я просто улетел в паузу бессознательного покоя.
    Не помню, как уснул и где вообще спал, но проснулся я от боли в своём половом органе. На нём была клетка, не позволяющая мастурбировать, но способная контролировать мои оргазмы. Я осмотрелся по сторонам, одежды уже на мне не было, каким образом это всё происходило, объяснению не подвластно абсолютно. В метре от меня возвышалась кровать, на которой явным образом дремала моя искусительница.

    Я нелепым действием пополз к этому ложу, приподнял край одеяла снизу и засунул туда свою голову. Уткнувшись носом в мягкие пяточки, я понял, что аромат её ножек может свести с ума, и начал лихорадочно лизать её сладкие ступни. Я нюхал, лизал, и тёрся об них лицом, чтобы запах остался со мной на коже, когда она меня вдруг отопнёт.
Я думал о том, что заказной билет на вечерний рейс можно будет выбросить и придётся самому планировать схему вылета из этой республики.
    Так вышло, что Лили разбудил не луч солнца, а холодный сопящий носик её непослушной вещи, от которого стало мокро и щекотно, но эта ласка была приятна ей до умопомрачения. Спросонья она дёрнулась и проверила, на месте ли её трусики, затем легко вздохнула и расслабилась. Мой язычок продолжал настырно лизать, а носик нюхать. Сонное личико Лили расплылось в улыбке, и она, получая удовольствие, перевернулась на животик. Мурлысик, ты не послушный, не даёшь спать хозяйке, чуть возмущённо промурчала она…
    Когда она успела стать моей хозяйкой, что вообще вчера произошло. Зачем мне это, и почему мне это нравится? Я бы отдал свой бумажник, тому, кто ответил бы на вопросы моей викторины.
    Раскинув длинные локоны по  шелковой подушке,  она скользнула хищным  взглядом  по красивому телу своего похотливого раба. Резким махом скинула одеяло с себя на пол. Указала пальцем на свою обнаженную икру и приказала ЛИЗАТЬ. Но это была только прелюдия. В её головке уже зрел коварный план по воспитанию и наказанию своего питомца.
    Я ласкал её ножки языком, всей его поверхностью, максимально высунув. И старался делать всё безукоризненно, нежно и правильно, надеясь что она даст мне разрядиться, и опасаясь, что придумает какую-либо изощрённую пытку.
    Увидев оголённую попку Лили,  мне между ног ужасно  стало тесно в узкой клетке. Внизу живота заломило, дыхание стало  прерывистое  и значительно слышимое от нежных полизываний. Она ощущала кожей жадные поцелуи,  которые доводили её до мурашек, соски набухли, трусики стали влажными. Я хотел схватить ягодицы губами, и хоть одной  подушечкой пальцев коснутся её тела, но она почувствовала это просыпающееся  совершенно предсказуемое обыденное желание своего самца, которое ей совершенно  было не нужно. НЕ СМОТРЕТЬ НА МЕНЯ И НЕ ТРОГАТЬ, ГРОЗНО РЯВКНУЛА ОНА! ВЫПОРЮ!

   Я зажмурился и отдёрнул руки от запретного  и вожделенного. Спрыгнул с кровати на ковёр, и опустился на колени, уставившись вниз, и не поднимаю голову. Порка была очевидной, раз хозяйка заикнулась о ней. Госпожа встала и уселась на спину своей скотине, вези меня в гардеробную, крикнула Лил, за одеждой и плетью. Ради забавы она впилась ногтями в мою шею, причинив ужасную боль. Я закричал и тут же получил кляп в рот из мокреньких скомканных трусиков своей наездницы.
    Открыв носом слегка прикрытую дверь, натирая коленки, я послушно поплёлся  по рядам со всевозможным бельём. На ходу хозяйка сорвала с вешалки прозрачный кружевной корсет-юбку  цвета невесты. Передвигаясь дальше к полочкам с обувью  от известных брендов, всё было как будто привычно знакомо, ведь я по её словам  сам наводил порядок и знал, где стоит любимая пара обуви моей  коварной мучительницы.

В углу блестели  заветные лаковые ботфорты цвета  переспевшей вишни  с острыми  бляшками по всей боковой части, прозрачной платформой и  каблучком рельефной выделки. Я наклонился перед обувью в пол и Лил скатилась с моей  спины как с горки. Протянув тонкую ножку мне  прямо в лицо, она приказала. Надень их на меня немедленно моя, псина! Осталось скрепить на талии корсет, взять игрушки, пожёстче кнут и ты узнаешь, тварь, как проявлять ко мне неприступной деве похоть, скотина!!!
    Я надел на свою хозяйку эти сапожки и стоял на карачках рядом. Член пульсировал в тесной клетке, как птенец, который бьётся об решётку, желая выпорхнуть.  Лили крутилась возле зеркала, довольствуясь своей совершенной красотой. И как бы невзначай наступила на кисть руки своего раба.

Я замычал от боли и прослезился. Она ещё сильнее перенесла свой вес на эту ножку, так что хрустнули суставы рук. Сюда смотри, мразь, сказала она... Я поднял голову, с заплаканным лицом и жалобно смотрел на свою богиню. Не ной, терпи боль моя сука, прошипела хозяйка и плюнула в мою рожу.
Боль и  беспомощность собственной вещи,  до последнего вздоха преданной лишь ей одной, придавали ей сил, злости и страсти одновременно.  
     От хохота  собственного превосходства её небесно  голубые глаза сверкнули огнём, алые губки были  фиолетовыми, её божественный голос стал груб и страшен. Став подле раба своим изящным величием она резко  согнула прутик в руках, игриво проводя таинственные линии  по его трепещущему  телу и лицу. А теперь настал момент для занятий более серьёзными вещами, властно скомандовала она. К сердцу раба хлынула кровь от неизведанного и дикого желания быть раздавленным её величеством.
     С хитрой улыбкой, появившейся на её припухших губах, она вытащила сорта мокрые от слюней трусики и резко потянула вверх за ошейник, приказала взять в зубы плеть, и всыпала  ему увесистую пощечину, царапнув наманикюренными коготками его подбородок. Натянула  на ручку крепко  поводок, пнула  в зад сапогом к выходу, и раскачивая бёдрами грациозной походкой скомандовала ползти в комнату.
    Именующаяся пристрастием к нетрадиционным методам удовлетворения своих извращённых желаний, Госпожа ещё с большей силой пнула ничтожество в пол к кровати.  Схватив за волосы свою жертву, она резко  вырвала из его  пасти плеть и строго заглянув в глаза своей будущей жертвы, приподняв коварно дугой бровь, приказала пристегнуть одну руку браслетом к ножки кровати. Раб  послушно действовал, уткнувшись  под юбку, которая еле скрывала её  манящую пещерку. Проводя  носом по заветному  лону хозяйки, вдыхая знакомый аромат запретного плода, раб, забывшись обо всём, на минуту оказался в раю. Его член стоял как кусок железа в полный рост и пульсировал от предвкушения сладострастия что вот вот взорвется. Но тут хозяйка снова ррррррыкнула,  дрянь! И  резко одёрнула его, поставив ножку на мышцу ноги  она стала нещадно пороть по его плоти, вспоминая ту боль, причинённую насилием со стороны отчима , он часто издевался и истязал  её в детстве . И вот гневно она стала кожаной плетью  бить с оттяжкой удар за ударом, на спине проступали красные полосы, появилась кровь. Сжав тесно скулы, раб извивался, корчился  и мычал от боли,  роняя слёзы.

     Он, было, думал, это никогда не закончится, но тут леди остановилась перехватить дух, её золотистые пряди выбились из пучка волос и спали на красивое личико. Выглядело это очень сексуально, дунув забавно  на  локон, чтобы убрать его с лица, хозяйка стала медленно, постукивая каблучками обходить своё раздавленное мерзкое ничтожество. Осматривая изрубцованную спину, с ехидной улыбкой прошипела она - хороша работа, один урок усвоен шлюшка! Сейчас тебе будет не плохо чмо! потянув пальчиками клетку на себя как сладкую капельницу... она раздвинула  и выпустила  пульсирующий набухший член на свободу, который судорожно стал биться об пупок от сумасшедшего перевозбуждения.  По инерции у раба потянулась рука к своему удаву, чтобы хоть немножко подрочить,  или хотя бы сжать его и помять, но, он  тут же получил  резкий удар сапогом  в пах..не сметь мерзкая тварь! Я не разрешала, снова рыкнула она, продолжая играть с его телом, которое было уже не его. Она ловко   пересчитала  носком сапога кубики на его прессе, надавив  на его крепкую грудь. Её забавляло мужественное тело подвластное только ей, ей одной, которое приносило массу удовольствий. И очень возбуждала его покорность, беспомощность и слёзы...
    А сейчас  моя классная тварь мы будим пить и умываться, с хохотом произнесла его богиня... плотно пришпорив  его крепкие ягодицы своими стройными  ножками, громко  скомандовалала  она. Широко открывай  рот, грязная дрянь, я орошу тебя своей мочой. Натянув за волосы  его обездвиженную голову назад, она села своей розовой киской ему на лицо.  Не сводя глаз с её  персиковой попочки,  чуть прикасаясь кончиком язычка к её пещерки, раб покорно ждал порцию золотой жидкости, которая   уже бурным  потоком растекалась по его языку губам и лицу. Он послушно слизывал и сглатывал струйки её  роскоши, в надежде что он вот вот безнаказанно кончит.

     Звенел будильник на айфоне, пора вставать, а член уже стоял. Боже, так это сон был, я сразу уснул, и бара никакого не было, и Лили просто докладчица. Чёрт возьми, что за бред сниться, пора собираться к вылету. Я метался по комнате, собирая нужные и не нужные предметы. В висках давило, я не мог забыть этот сон.
     Спец автобус доставки журналистики в аэропорт,  я успел, я в нём, а во мне тревога, как же так могло всё присниться. Повернул голову в окно случайно, вижу серую массу прохожих, и вот она, среди них, Лили Фонтэн, улыбается мне так хитренько. Стоп машина заорал я и побежал к водителю, но он усмехнулся и продолжил движение, мотивировав отправкой рейса и соблюдением графика.
    Я вернусь сюда, и мне уже пофиг на друзей и близких. Я тоже теперь так хочу жить, где нет знакомых… Я найду Лили, улыбался Джек и смотрел в иллюминатор самолёта.
Опубликовал: INDIKATOR   26 марта 2014
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться
Или оставтье сообщение через vkontakte