3667 роликов | 808 пользователей
Войдите, если уже зарегистрированы
Забыли пароль?

В неоплатном долгу 2

    Превращение в покорную шлюху.

        Звонок в дверь, оживление в квартире, Дима слышит шаги в направлении спальни. Зажигается свет и он видит очень массивную мужеподобную женщину лет сорока с короткой стрижкой. За ней в комнату просачивается Диляра и садится в уголке на стульчик. Лиля заходит следом и, слыша одобрительный хмык клиентки,комментирует, что он целка, как она и любит, и делать можно все - шлюха из спецкатегории. "А чего отрабатывает?  Должник?"-спрашивает Эмма." Да и денег должен и девочку нашу насиловать пытался" - объясняет Лиля и выходит, закрывая поплотнее дверь.  Эмма,не оглядываясь на Диму и ничуть не стесняясь, раздевается догола и берет с кровати короткую и жесткую на вид плетку. Дальнейшее превратилось для Димы в смазанный в памяти кошмар, одновременно позорный и очень болезненный. Свой первый опыт потом Дима мог вспомнить лишь эпизодически, несвязными отрывками. Эмма больно и долго его попеременно порола, душила ногами, садилась на лицо всем весом,  снова порола и опять ездила по его лицу своей сочащейся возбуждением промежностью. Он выл,захлебывался слезами и временами был близок к потере сознания, глаза Эммы блистали и плеть свистела в безжалостной руке.  
   Наконец ее возбуждение и бешеный энтузиазм закончились бурным оргазмом на его заплаканном лице. В комнате стоял запах женской секреции, пота и Диминого ужаса. Эмма села на кровать и закурила. После перекура она достала что-то из сумки и стала прилаживать себе на пояс конструкцию из ремней. Когда она повернулась к нему, он с тоской увидел торчащий меж ее мощных ляжек искусственный член достаточно приличных размеров. В руке она держала тубу со смазкой. Подойдя к нему, она обильно налила ему на очко холодной смазки с легла на него сверху. Подвигав массивными бедрами, она поймала кончиком страпа его анус и слегка придавила бедра вниз. В Димин анус неумолимо полез член, показавшийся ему огромным. Она щипнула его за ягодицу: "Расслабься,пидор,легче будет"  и толкнула страп чуть глубже. Дима заорал от боли и страха . Она вынула страп назад и сказала Диляре: "Забей ему рот трусами какими-нибудь и сверху скотчем заклей. Правда целка ведь, сейчас весь этаж перебудит".  Ему заткнули рот и Эмма снова стала толкать в него страп.  Дима думал, что он порвет его. Несмотря на боль, страп все-таки входил глубже и настал момент, когда она втолкнула его весь и стала все жестче его трахать. Вторая часть его отработки превратилась в полный боли ужас. Но наконец Эмма насытилась и этим. После двух часов мучений с жестокой женщиной он был готов на что угодно, лишь бы его не трогали.  Эмма снова закурила,  отстегнула его от батареи, освободила ему рот, села рядом с Дилярой на диван и похлопала себя ладонью по мощному лобку: "Ползи сюда, шлюха. Лизать!  Кончу как, так и пойду. А пока не кончу, будешь ртом работать". Он,мыча от боли в избитом теле, пополз к ее ногам. С трудом встав на колени, он погрузил лицо в ее горячую и полную соков пизду. Лизал он старательно и долго,потом Диляра встала сзади и стала хлестать его плеткой по ягодицам, приговаривая: "Работай,шлюха,старайся!"  Куни растянулся, Дима уже устал работать одеревеневшим ртом, как вдруг почувствовал начавшуюся в ее теле дрожь. Она застонала, поймала его руками за уши и втащила его лицо еще глубже в чресла. Еще через некоторое время ее заколотило, она стала кончать, а потом оттолкнула его лицо от себя и стала с высокомерной улыбкой ссать ему на лицо.  Дима от унижения заплакал, но получил пинок по ноге: "Ртом лови,шлюха,и пей". Он стал ловить горячую соленую струю губами. Диляра смотрела на это и издевательски улыбалась.
 
   Потом Эмма оделась и вышла, а Диляра потащила его за цепь снова к батарее. У батареи она пристегнула цепочку, перевернула его на спину, отодвинула трусы с волосатого лобка и села ему на рот возбужденной пиздой: "Вылизывай давай,возбудил ты меня своей потерей невинности"  и Дима стал покорно обрабатывать языком промежность башкирки.  В комнату вошла Лиля. "Ты его тренировать решила, Диль?  Эмма довольна шлюхой.  Завтра снова придет, со своими игрушками. Любит она таких жопников опускать и платит нормально. Так что тренируйся, шлюха,одну девяностую ты сегодня отработал" - она засмеялась: "Если за время отработки понравится у нас, могу потом по профилю тебя трудоустроить - опущеные рабы это востребованная категория".  Через некоторое время Диляра достаточно бурно кончила и с удивлением заметила: "А ты талантливый пиздолиз. Тебе со мной не скучно будет, мне твой рот понравился". Она встала с него и снисходительно потрепала его по щеке, презрительно улыбаясь. В этот момент в комнату заглянула одетая в верхнюю одежду Лиля: "Диль, я поехала, ты старшая тут.Да,где-то ночью появится Туалетчица,ты проследи,чтобы он не напортачил, его еще туалетом не делали - клиентка хорошая,надо чтоб ее все устроило.Потренируй тут с девками этого хуилу, что ли. А то под Туалетчицей обблюется с непривычки". Диляра со смехом уверила: "Не переживай, этот хуила в надежных руках. Если надо, то мы его не только туалетом, а хоть пидором сделаем. Тем более он анальный секс любит" - она пнула его в бок: "Готовься, аналист, скоро опять к тебе приду". Девки, пересмеиваясь, вышли и Дима остался в темноте.
    Дима перевернулся со спины на бок, чтобы не давить на связанные сзади руки. Лицо резко пахло подсохшей женской слизью, очко тупо болело после Эммы, тело болело после порки,  перспективы были еще грязнее.  Достаточно долго он пролежал в темноте.  В квартире были слышны женские разговоры, телефонные звонки.  Два раза он слышал мужские голоса и потом скрип кровати у себя в спальне - видимо приезжали клиенты и трахали девок в его спальне. Он представил залитые спермой пропотевшие простыни, которые придется выкинуть, туалет, затоптанный и заплеванный множеством посетителей. Отрезвила его мысль, что никто его сейчас в покое не оставит, что его долг огромен и отрабатывать ему его еще долго. Мысль послать всех или пытаться сопротивляться такому вымогательству ему не приходила - фоток компрометирующих уже наделали, да и с крышей конторы меряться размерами он не хотел.
    Затоптанные коридоры представлялись ему совсем не зря. В комнату вошла Диляра, расстегнула ему затекшие бессильные руки и снова сковала их, но уже спереди. Отстегнув от батареи цепочку, она дернула его к выходу из комнаты: "Ползи на карачках и глаз не смей поднять, вафлер" - скомандовала она. Вытащив его ко входной двери в затоптанный коридор, она бросила перед его лицом половую тряпку и пустое ведро: "Соси полы, чтоб чисто было, а то у тебя тут проходной двор грязный, а не элитный бордель с экзотическими услугами опущеных петухов".  Дима, с трудом передвигаясь на скованных руках и ногах, глядя в пол, налил в ванной ведро и стал мыть пол. Мимо него кто-то ходил, но он не поднимал глаз. Девки сидели в кухне, их было четверо. Звонил телефон, клиенты спрашивали цены, уточняли внешность девочек, возраст. Потом Диляра стала отвечать на звонок по спецрекламе: "Да... Да... Я мамка, а он вон, полы моет...  Да, лижет отлично...  Можно. И бить можно и трахать...  Нет, правда такой" - она включила громкую связь и поднесла телефон к его голове: "Скажи что-нибудь тете,петушок".  Он смущенно сказал в трубку: "Я тут" и услышал мелодичный женский смех: "Лижешь,шлюха? Под хвост балуешься?" Диляра наступила ему на руку и он, униженно краснея, пробормотал: "Да,лижу.И балуюсь". Женщина на том конце засмеялась: "Пусть хозяйка возьмет". Диляра пнула его в зад: "Давай кухню мой тоже,шлюха". Дима пополз с ведром и тряпкой на кухню. Его появление было встречено взрывом женского смеха. Диляра догнала его в кухне: "У тебя еще одна клиентка, шлюха. Я ее после туалетчицы записала. Ты так через пару недель весь должок отработаешь ,не успею я из тебя окончательно животное сделать" - девки засмеялись: " А мы все вместе возьмемся, может и успеем. Анал любит, орал делает старательно, тут и учить-то особо не надо - уже готовая шлюха и мразь". "Нет, хочу, чтоб боязливые глаза и раболепие скотское. Чтоб автоматически что угодно при ком угодно готов был делать. Как дрессированный пес-лизун. Чтоб боялся до расслабления очка. Чтоб западло такому на улице кивать было. Чтоб унитаз грязный, а не рот, чтоб за бабло его продавать, как шлюху дорожную" - Диляра мечтательно смягчила голос: "Понимаю этих клиенток - это кайф, такое животное насиловать, пиздить, срать ему в рот, плевать в рожу. Вот только не за деньги бы такого покупать, а иметь штрафника всегда под рукой и опускать его с душой и интересом. И трахать, чтоб всегда у него болело очко, чтоб постоянно помнил про то, кто он есть. Ты со мной тут скучать не будешь"  - снова пообещала она и пнула его по заднице: "Иди туалет мой и унитаз чисть, мразь, тебе туда скоро с туалетчицой еблом макаться, старайся". Дима заполз в туалет и начал оттирать там залитый пол. Почти сразу туда зашла одна из девок, пнула его в сторону ,нагнула головой в угол так, чтобы он на нее не смотрел, зашуршала одеждой и зашумела со свистом мочой. Маленькую кабинку наполнил тяжелый резкий запах. Девка встала, потрясла над ним тазом и оделась. "Не смывай моё, нюхай, чмо" - она засмеялась и вышла. Он долго тер там пол, стены над плинтусом, потом стал оттирать унитаз. Закончив, он выполз в коридор и смиренно сел у двери. Там его первой увидела опять же Диляра. Она заскочила проверить туалет, одобрительно хмыкнула и потащила его за ошейник в его комнату. Там она пристегнула его к батарее, милостиво оставив побольше цепи так, чтоб он мог сидеть.
   Некоторое время он просидел в темноте. Руки затекли. За это время было два клиента и кровать за стеной ходила ходуном. Потом включился свет и зашла Диляра: "Еблась я в очко, а потом посрать ходила. Специально для тебя не подмылась и не вытерлась. Вылижи меня, шалава, чтоб под туалетчицей не проблеваться. Лижи, привыкай, теперь тебе такое часто надо будет делать". Она с усмешком подошла ближе, картинно переставляя голые ноги. Волосы на лобке слиплись от пота или слизи. Она подошла к нему поближе, прижала его голову затылком к стене и медленно и глядя на него, села ему на рот грязным задом. Запах ошеломил его. Она толкнула его тазом в лицо, он ударился о стену затылком и услашал презрительное: "Лизать, шмара" - она требовательно дернула тазом на его голове и наступила острым каблуком ему на икру.     
  
     Он,ошеломленный унижением и резкой болью, стал раболепно и боязливо вылизывать ее еще не сузившееся после ебли и туалета очко, из которого выдавливались остатки, лизать вокруг него, не понимая ни запаха, ни вкуса. Диляра похотливо возила по его лицу своим худеньким задом и презрительно хмыкала при этом и комментировала: "Лизать,палер! Мое очко у тебя будет святыней. Я тебе отомщу, сучка,за то, что ты на вызове делал. Соси мне очко,мразь,соси! " Через некоторое время он чуть привык к занятию, полностью осознал, что он облизывает экскременты и насколько это унизительно и его замутило от отвращения. Он дернул под немилосердным тазом головой, а Диляра,видимо ждавшая такой реакции, отскочила и с разворота стукнула его ногой в живот. Его согнуло от боли, тошнота не пошла дальше, а она рявкнула: "Это что еще за спектакль? Ну-ка лизать,сортир, а то весь ливер тебе отшибу!" - она стукнула его еще раз и рывком за ухо разогнула застонавшего Диму на колени и снова села ему на рот анусом. Ударив сверху рукой, она вновь приказала: "Лизать,сука! Привыкай. Я просто пизды дам ногами, а туалетчица тебя свое говно смаковать заставит, если увидит такое. Может и паяльником в жопу заставить, она жена чья-то, особо не стесняется в действиях. Так что ты соси мое говно и радуйся, что я такая чуткая" - она засмеялась. Дима, подавляя тошноту, лизал ее волосатый пахучий зад, она мурчала сверху от удовольствия. Потом она оттолкнула его от себя: "Хватит, шалава, чисто там уже, а то тебя от жопы моей не прогонишь, чувствую. Нравится тебе у меня после туалета очко лизать?  Я же говорила, что тебе после пиздюлей понравится. Я теперь всегда к тебе буду приходить и девкам скажу -- никто из них жопу об рожу бывшего клиента не откажется вытереть. А туалетчица тебе в рот срать будет - ты морально готовься".
   И к нему стали заходить после туалета. Сначала он лизал после серии пощечин, а потом уже и самостоятельно, понимая, что все равно заставят. Потом одна из девок, которую он раньше не видел, отстегнула его от батареи, села в кресло, расставила ноги и заставила его открыть рот. Залив туда Мирамистин, она приказным тоном сказала ему выполоскать этой горечью рот и затем сунула его лицом себе в бритую, но отросшую промежность. В комнату вошли еще девки и к нему образовалась мини-очередь, нетерпеливая и насмешливая. Из разговоров он понял, что это временно привезли банную бригаду, которую сунули сюда пересидеть рейд.  Девочки  похвалились приобретением и одна из них загорелась получить старательный длинный куни. За ней пристроились и другие - иметь мужчину в рот было для них весьма редким удовольствием. С ним они не церемонились, без особого стеснения били и он обслуживал последнюю уже с трудом, морщась от ноющего языка и учащающихся пощечин и тычков. Но кончила и последняя и его снова оставили в покое.
   После этого он долго сидел в темноте,чуствуя боль в уздечке языка, придавленных лобками губах, лицо вокруг рта горело, натертое волосами и щетиной лобков и задниц, во рту стоял вкус испражнений, мочи и женской секреции. Руки ему так и не расстегнули,  все женщины за вечер использовали его грубо, принудительно и в наручниках и он ощущал себя чем-то вроде грязной общей подстилки, шлюхи последней и презренной. Он и был презренной шлюхой для шлюх. Его сломали и он делал все почти добровольно и старательно. Диляра, весь вечер не обделявшая его вниманием, глумливо обещала ему каждый раз, что он привыкнет и после отработки долга сам к ней будет бегать и просить сделать его унитазом. Потом он заснул прямо на полу на пленке и был глубокой ночью разбужен грубым пинком по заду. Он вскочил, пытаясь недоуменно оглянуться, но упал, забыв про скованные руки. Раздался веселый многоголосый женский смех и включился свет. Дима как будто ослеп, но постепенно он различил, что в комнате стоят Диляра, Лиля и неизвестная ему женщина. Они весело заливались, глядя на его неловкие ужимки, а пнула его Лиля. Незнакомка была тонкой и белесой женщиной лет 30, со светлыми циничными глазами и тонкими злыми губами. Она подошла ближе и посмотрела на его лицо: "Какая же это целка, Лиль?"-обернулась она к мамке: "Ты чего меня гоняешь по городу из-за опущеного чмыря? Он уже через полк прошел, судя по еблу". Лиля засмеялась:"Я своих девчонок полками пока не меряю, их тут было пятеро и с бани еще шестерых привозили. И две клиентки. Но его ебли и лизать выучили, морально поломали, конечно, а по твоим направлениям его не трогали, так что в этом плане он целка, хоть и лицо такое вафлерское.
Опубликовал: INDIKATOR   28 декабря 2013
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться
Или оставтье сообщение через vkontakte