3667 роликов | 849 пользователей
Войдите, если уже зарегистрированы
Забыли пароль?

В неоплатном долгу 3

    Заключительная часть жестоких унижений.
        Диль, не срали ему тут в рот?" Дима понял, что незнакомая женщина это клиентка, которую проститутки называли "туалетчица". Диляра сделала удивленную физиономию: "Нет, мы его почти и не трогали. Опиздюлили с девчонками и отлизывать потренировали всего лишь... ну полы еще помыл". Лиля с удовлетворением оглянулась на туалетчицу. Та, поверив, сжала губы еще уже и с похотливым вожделением глянула на лежащего на полу Диму. Потом она стала расстегивать на себе одежду и властно сказала: "Ладно, девочки, топайте отсюда. Я через часик-полтора расплачусь, как закончу". Лиля с Дилярой незаметно вышли и туалетчица продолжила снимать с себя одежду.
   Раздевшись и аккуратно разложив одежду, она достала из сумки страп и, методично его собрав, ловко приладила его себе на пах. Член был достаточно большим, толстым и черным. Потом она достала короткую плетку из нескольких скакалок и вдруг резко и вроде бы несильно стукнула его по ягодицам и приказала подниматься на четвереньки. Дима взвыл от неожиданной резкой боли и ее тонкие губы тронула гримаса удовольствия. Она взяла его за цепочку на ошейнике и грубо дернула за собой в коридор. Он как мог быстро пополз на скованных конечностях за ней, она проследовала к туалету, распахнула дверь и стала болезненными пинками загонять туда Диму. Она переступила через него, заперла на замок дверь в туалет и села на унитаз. Глядя на него, она наматывала цепочку на руку, пока его лицо не коснулось щекой ее фаллоса. Шлепнув членом его по щеке, она взяла его за затылок и толкнула внушительный агрегат ему в рот: "Соси черного господина, шлюха, и слушай меня". Он стал сосать член, а она, глядя с усмешкой на его старания, сказала, что если он будет все ею сказанное старательно и самоотвержено выполнять, то может обойтись малой кровью, без мучений и побоев. Потом ее лицо вдруг окаменело и она гаркнула: "Соси его, губами тереби! Соси! Глубоко, с усилием, старайся основные старания прикладывать на головку". Она откинулась на унитазе и закурила, глядя как Дима, не смея посмотреть вверх, сосет ее резиновый член с боязнью и почтением. Как настоящий сосет.
    Она щелкнула зажигалкой, глубоко затянулась и стала, приподняв бедра, вгонять  "черного господина"  глубже в горло, больно его напрягая и перекрывая дыхание. Она поиграла членом в его горле и села полным весом на унитаз. Выдохнув ему в лицо дым, она сказала: "Опускали тебя тут, значит? Денег задолжал или как?"  - она толкнула его рукой в лоб, показывая,что он может на секунду прекратить сосать и кратко сказать. Он, покраснев и предполагая реакцию на свои слова, стал отвечать: "Я попытался Диляру насильно в зад поиметь, меня за это в долг денежный заг..." - на середине второй фразы клиентка резко толкнула свой страп вперед в его горло, он скомкал конец фразы и она довольно хмыкнула. Не вынимая свой страп у него из горла, она медленно затянулась, выдохнула, улыбнулась и сказала:  " Ты после своих слов наверно и сам понял, что я тебя в очко твое пидорское отпетушу, мачо унитазный? Соси, пес, соси!".  Она похлопала его по щеке и стала делать нарочито болезненные фрикции в его горло. Потом она встала с стульчака, бросила в унитаз бычок и жирно сплюнула. Она наклонилась к нему, взяла его пальцами за ухо и стала тянуть его голову внутрь унитаза, пока не ткнула его лицом в свой раскисший бычок и плавающий плевок: "Раком встал, параша, и хуй свой дрочи, пока я тебя ебать буду. Только не вздумай кончить".
   Она расстегнула один наручник и он со стоном разогнул из-за спины руки. Почти тут же его ожег резкий и очень больной удар скакалками: "Я сказала дрочить, а не зарядку делать. И чтоб хуй стоял". Она методично смазала его анус чем-то прохладным и скользким и похлопала его по ягодице рукой: "Подмахивать не забывай, шлюха" - она стала медленно, но неотвратимо насаживать его на свой пусть и хорошо смазанный, но большой для него страп. Он завыл в унитазе от боли и получил плеткой по боку: "Дрочить, шлюха!"  Дима, оглушенный достаточно сильной болью в пострадавшем уже сегодня от непривычного к нему отношения анусе, стал теребить свой вялый от боли и унижения член, одновременно пытаясь сквозь боль сделать встречное движение тазом. Он как-то сразу смирился, что эта дама поимеет его как и сколько хочет, а только потом уйдет. Он со всей ясностью понимал, что он все равно удовлетворит ее запросы, весь вопрос только в количестве боли,  которое он взамен получит. Постепенно в анусе осталось только жжение, резкая боль ушла. Он стал ритмично и абсолютно по-блядски подмахивать тазом и даже ради того, чтобы член стал твердым и возбужденным, лежа лицом в унитазе представлял старательно стимулирующие возбуждение картины. Она долго, глубоко и ритмично трахала его, потом темп увеличился и она явно кончила и легла на него. Ободок унитаза резал ему шею, член он продолжал послушно дрочить и ждал, когда она вынет из него свой жезл власти. Она, отдохнув, выдернула из него страп и расстегнув, сняла его и положила рядом. Сев на унитаз, она расставила ноги и хлопнула его подгоняюще ладонью по затылку: "Давай, слижи все кончушки, только еблом своим унитазным не трись о кису мне". Он покорно и даже с некоторым удовольствием приступил к рабскому оральному обслуживанию жесткой клиентки.
 
   Она,прищурившись, смотрела сверху, как рядом с унитазным ободком маячит его лицо и мелькает рабочий язык. Она была потна и солона, но он нырял ртом в ее рыжий мех и работал языком в горячей промежности, все ссасывал и глотал. Вдруг она без малейшего предупреждения сыкнула ему в рот и он поперхнулся от неожиданности, а она приказала пить и смотреть ей в глаза. Она огрела его плеткой, а струя стала мощнее. Он ловил и глотал мочу,  глядя ей в белесые глаза, наполненные странной похотью. Постепенно моча кончилась, кончушки он вылизал дочиста, но его никто не отпускал - глаза туалетчицы подернулись туманом и она жестко воткнула ногти ему в затылок. Он увеличил интенсивность отлиза и минут через десять она кончила, при этом слегка обоссавшись. Он проглотил горькую мочу и вылизал все начисто. Туалетчица оттолкнула его рукой в лоб и он в тщетной надежде, что она его отпустит потому, что наигралась, посмотрел на нее. Она закурила, глядя на него безучастно, потом приказала лечь на пол на спину. Он пристроился на спину перед унитазом, положив голову рядом с ее ногами. Она перевернула его на живот, снова застегнула сзади наручники и опять перевернула его на спину. Глядя на него сверху, она тихо приказала: "Открой свой унитазный рот" и плюнула на не успевшие открыться губы. Он принял горячий плевок на лицо и, не смея его слизнуть, широко открыл рот. Она встала с унитаза и села над его лицом. Он смотрел снизу, как к его лицу неотвратимо приближается ее анус. Присев так, что анус чуть лег на его раскрытый рот, она вдруг с шипением пустила ему в рот свой газ. Его лицо и рот изнутри накрыла резкая пряная вонь. Она внимательно следила за его реакцией, от нее сквозь тяжелый туалетный запах снова запахло возбуждением. Она напряглась, анус чуть раздвинулся на его губах и вдруг из нее с специфическим булькающим звуком неудержимо полезла ему в рот мягкая горячая смердящая масса. Он задергал головой, но она силком прижала его тазом к кафельным плиткам пола, не давая ему закрыть рот и продолжая испражняться. Ему оставалось либо сопротивляться и пытаться выбраться, на что у него не было ни одного шанса, либо не принимать ее говно и быть жестоко наказанным потом ею или стать ее полнофункциональным унитазом. Она снова натужилась и говно, продавливая само себя ему в горло, стало заполнять его ротовую полость. Он глотнул его, потом глотнул снова, она уловила его глотательные движения и расслабилась полностью. Навалив ему полный рот и не дав толком проглотить это, она, возбужденная, снова поставила его на колени и толкнула головой в унитаз, лихорадочно застегивая на себе страп. Она резко загнала страп ему в очко и он охнул, чуть не подавившись не до конца проглоченными испражнениями. Она явно возбужденно стала жестко трахать его в зад, охаживая плеткой и буквально через пять минут она бурно кончила и вышла из туалета. Он стоял раком, боясь без команды вынуть голову из унитаза.
    Дверь в туалет снова открылась, кто-то сел ему на загривок и начал ссать - по его затылку в унитаз потекла горячая моча.  Стоял он так до тех пор, пока не получил хлесткого пинка по измученной заднице и приказ выныривать оттуда. Он увидел довольную Диляру и понял, что туалетчица ушла и его кошмар пока закончился. Диляра оторвала кусок туалетной бумаги и протерла ему лицо после унитаза, чтобы не расстегивать ему руки и не заставлять его делать это самостоятельно. Пнув его к двери, она дала понять, что ему можно выползти из туалета и он на болящих коленках стал передвигаться в коридор.
   Подгоняя его ногами, она снова загнала его в комнату с пленкой и пристегнула за шею к батарее: "Отдохни, унитаз, пока следующая клиентка не придет или я срать не захочу" и, выключив свет, вышла из комнаты. Дима со стоном попытался лечь удобнее и провалился в полудрему-день у него был суматошным и унизительным, ночь была жесткой и ничто не сулило ему облегчения до самого конца отработки денежного долга перед проститутками. Его жизнь кардинально изменилась за полдня и ночь,  и возврата в прежнее состояние, как он вдруг внезапно с полной отчетливостью понял, уже никогда не будет. За окном начало сереть и это было первое из бесконечной череды рабское утро в его жизни.
Опубликовал: INDIKATOR   31 декабря 2013
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться
Или оставтье сообщение через vkontakte